Слесарева Надежда Ивановна

Кто если не я?

Слесарева Надежда Ивановна

Слесарева Надежда Ивановна

Начало июля 1954 года… Выпускной бал в моем родном институте! Позади пять ярких, очень напряженных и трудоемких лет учебы, проведенных в замечательной студенческой среде на самом трудном факультете Днепропетровского инженерно-строительного института. Эти незабываемые годы пролетели, как миг.
В моих руках диплом с отличием! Я инженер — строитель!
Несколько ранее – в марте 1954 – заседание внушительной комиссии из представителей министерств, занимающейся распределением мест назначения завтрашних выпускников.
Вопрос директора института: – В аспирантуру или строить?
Для себя я решила уже давно: конечно же, строить!
Опять вопрос: — А почему? Ведь у Вас рекомендация в аспирантуру?
Молчу, не хочется отвечать… Ответ у меня глубоко внутри.
Кто опишет увиденный и пережитый мною кошмар военных лет? Кто восстановит руины разрушенных городов?
— Куда поедете?
— На Донбасс!
Итак, я еду строить город Рубежное – жилье для работников здешнего химкомбината (на это предприятие получили распределение также мои друзья – выпускники Днепропетровского химико-технологического института).
Первое время все живем в общежитии химкомбината. Мои подруги-химики трудятся в очень вредных цехах. Некоторые из них работают всего лишь по 3-4 часа. После этого у них начинается сильная головная боль. Свою обувь они выставляют в коридоры, чтобы выветривались вредные вещества.
Примерно через месяц мне и технику-строителю Дусе, закончившей техникум в городе Воронеже и попавшей сюда по распределению, дали комнату в нами же построенном доме.
Стоит вспомнить и о том, как еще студентами мы участвовали в восстановлении украинского гиганта металлургии — завода «Запорожсталь».
Сразу же после окончания второго курса я и моя подруга Луиза – веселые, энергичные, счастливые – едем на первую производственную практику в город Запорожье! Там нас ожидает почетная работа: из громадного количества старых ящиков мы щипцами-гвоздодёрами выдергиваем и выравниваем гвозди, которые затем используются на строительстве завода. За эту работу нам даже платили деньги, что было и приятно, и полезно – ведь в те времена студент был гол, как сокол. После третьего курса на практике нас ждала еще более престижная работа. Мы работали на этом же заводе на бетонно-растворном узле. Я обслуживала транспортерную ленту наверху, а моя подруга Луиза – внизу, за что нам также выплачивали зарплату.
Две остальные практики – преддипломная и основная производственная – проходили в Московском университете. Зима, холод, а мы живем без лифта на 28 этаже в неотапливаемых помещениях, но делаем все, что требует прораб. И при этом не забываем посещать театры и концертные залы Москвы!
Счастливое это было время! Мы тогда даже не вспоминали о прошедшей войне. У нас всё было впереди. Мы наслаждались духовной культурой своей страны. Ее ценностями.
Ну, а теперь о моей работе на строительстве в качестве инженера.
Я была там единственным инженером-строителем. Начальник управления – инженер-металлург потерял на фронте руку. Он был счастлив, что у него, наконец-то, появились нужные ему кадры: инженер и техник – строители.
Моя голова была набита научными идеями, а тут на стройке – просто практика. Идет активная стройка – мы строим жилые дома поточным методом.
В щели моей прорабской деревянной будки задувает песок, холодно, одиноко, а работами руководить надо. Вечером заканчиваем рыть котлован, а к утру его заносит песком! Тоска. Но, всё-таки, строим. И это главное!
Сооружаем фундаментную стену, а затем после схватывания и затвердения раствора подсыпаем эту стену грунтом. И продолжаем стоить дальше — уже наземную часть.
Не знаю зачем, но однажды в голову начальника моего управления пришла идея блеснуть перед высшим руководством города нашими достижениями в строительной практике. И вот что из этого получилось: руководители города и корреспонденты районной и областной газет выстроились на вновь сооруженной фундаментной стене. Бульдозерист в этот момент подгребал песок на еще не совсем затвердевшую стену и вдруг все приглашенные оказываются в котловане!
Бедный Алексей Николаевич Теплов остался не только без должности, но и без партбилета. Итак, я – и. о. начальника управления. Каким же невероятным испытанием это было для меня!
Подруги писали: зачем ты влипла в стройплощадку? Просись в производственно-технический отдел (ПТО), в Ворошиловград, или к нам, в Алчевск (там была моя самая близкая подруга Луиза и еще одиннадцать выпускников нашего курса). Все они доброжелательны, веселы, и я уже была почти готова последовать дружеским советам.
Но тут пришло очень серьезное письмо от моей мамы. Оно привело мои чувства в норму. «Ты – инженер, — писала мама. – Тебя чему учили в институте: нытью или работе? Держи себя в руках, работай и никого не слушай».

Слесарева Надежда Ивановна

Слесарева Надежда Ивановна

После этого мне пришлось пережить немало трудностей и испытаний, но я, наконец, состоялась и превратилась в настоящего инженера-строителя.
Вскоре меня перевели в Ворошиловград, в управление стройтреста №18, но я рвалась на стройку и опять стала строить объекты – уже на Ворошиловградском паровозостроительном заводе Октябрьской Революции, а, кроме того, руководила строительством чугунолитейного цеха на заводе эмалированной посуды им. Артема. Размах строительства был колоссальным. Каждую неделю проводились планерки, на них прилетал из Москвы заместитель министра Минпромстроя СССР Вениамин Эммануилович Дымшиц. На моих объектах работало до 25 субподрядных организаций. Рабочий контингент состоял из людей, освобожденных из мест заключения, а также из женщин, навербованных из Западной Украины. В женских бригадах было по 28 человек, приехавших на стройку за куском хлеба – с целью что-нибудь заработать и отослать «денежку» на пропитание своим детям или престарелым родителям. А если учесть, что закрыть наряды я имела право только на 450 рублей, то их обед при тяжком труде разнорабочего – в жару, дикий мороз или непогоду – состоял из половины буханки черного хлеба и бутылки ситро. Но это были усердные, исполнительные девушки – они меня слушали и мне помогали. Иногда, правда, случалось, что они довольно громко выясняли между собой отношения. Но не более того. А вот мужское пополнение, прибывавшее из мест исправления, — это были далеко не самые лучшие работники! Приедет в холодную стужу 30–40 человек, абсолютно раздетые люди. Заводские рабочие соберут для них всё, что могут из своих скудных запасов, оденут их, а через пару дней никого нет на рабочем месте, все сидят в общежитии – выйти не в чем, всё пропили.
С субподрядчиками проблем не было. У них рабочие квалифицированные: каменщики, кровельщики, слесари различной квалификации и другие специалисты.
Была еще и такая категория, как граждане отбывающие наказание трудовым воспитанием по решению товарищеских судов. Первое знакомство с последней категорией вызвало у меня шок. Представьте себе такое зрелище: холеные, богато одетые дамы в золотых украшениях – кольца и серьги в ушах – с тачками, ведрами, метлами и вениками убирают мусор на строительном объекте. Как вы считаете, кто они такие? В основном, это были жены советских офицеров, которые на общей кухне в общежитиях ругались и обзывали друг друга нецензурными словами, а встречались среди них и такие, которые в порыве ярости показывали друг другу интимные места своего тела!..
Времена тогда были трудные, зимы холодные, стройматериалы в большом дефиците, но, несмотря на это, мы строили и строили неплохо.
В ПТО стройтреста №18 работала моя однокурсница Шура Свинолобова. Мы вместе с ней занимали двухкомнатную квартиру. Но из-за моего соседства жизнь у моей подруги Шуры была нелёгкой. Почти каждую ночь, в любую стужу, она отправлялась вместе со мною проверять, не спят ли девушки-термометристы, не замерз ли бетон во вновь забетонированных колоннах? Шура ворчала, ругалась, но одну меня не отпускала. А утром нам было опять на работу. Так мы жили и трудились.
В один из студеных зимних дней звонит мне главный инженер треста Федор Михайлович Цитович. Оказывается, к нам едет светило науки в области строительных материалов и технологии бетона – профессор, заведующий кафедрой строительных материалов Киевского инженерно-строительного института Иван Петрович Кириенко. Согласно его теории, бетон твердеет на морозе. Так вот по рекомендациям профессора мы будем в тридцатиградусный мороз бетонировать вентиляционные площадки толщиной в 10 сантиметров. Я ему в ответ — бред! Делать не буду. Он мне — кто у нас главный инженер – ты, Викторовская, или я, Цитович? Я ему — ну и делайте вместе с ним. Я не буду. Тем не менее, мы втроём: Цитович, я – Викторовская, и профессор Кириенко, наблюдаем, как рабочие-бетонщики подают по транспортерной ленте на высоту бетон, который уже в пути почти замерз. И как рабочие пытаются его утрамбовать с помощью вибратора в деревянной опалубке. Девушки-термометристы измеряют температуру, а бетонная смесь практически на нуле. Профессор хмыкает, но записывает. Холодно, у него дрожат руки – ему уже около 90 лет, но он удовлетворен! А мы нет!
Теперь под вопросом и наш главный инженер Цитович Ф. М.
Профессор уехал в Киев, а мы ждем, что и как будет дальше?
Пришла весна. На строительстве большой дефицит досок для опалубочных работ. Пришёл март, апрель – я не позволяю снимать опалубку. Но в средине мая я сдалась под нажимом «вентиляторщиков». Они должны были повесить вентиляционные блоки – это же процентовка. Установили. А назавтра мои девчата – разнорабочие сняли опалубку. На следующий день влетает ко мне в прорабскую контору бригадир Лена – красавица 28 лет, бывшая заключенная, которая отбыла срок заключения за махинации в магазине и осталась у нас, так ей понравилось быть бригадиром. И вот Лена кричит: «Ой, Надія Іванівна біжимо, подивитесь, що там поробилося»! А там висят вновь смонтированные вентиляторы на раскисших площадках, что на разных высотах: 10, 15 и 20 метрах. Держит их только арматура согнувшаяся в виде синусоид на опорных рельсах. Ну, а на наш звонок профессор ответил: «Значит, не выпал коллоид»! Было и такое! Но мы строили, и заводы работали.
В 1956 г. меня, молодого перспективного инженера, активную комсомолку, отправили в Москву на IV съезд нашего профсоюза, а там избрали в ЦК профсоюза рабочих строительства и промстройматериалов. Так я стала членом ЦК — свое поручение выполняла 4 года.
А теперь несколько слов о моем прошлом (это имеет отношение к вышесказанному). Бедные руководители областного совета профсоюза Ворошиловграда и области! Именно они порекомендовали меня на такую высокую и ответственную общественную работу. В тот момент высокие профсоюзные деятели не предполагали, что мой отец – «враг народа», расстрелянный по решению «тройки» 16 сентября 1937 года в Киеве, мать – жена «врага народа», отбывавшая срок 8 лет в концлагерях СИБЛАГ-а, а я – их дочь, кроме «Детского дома для детей врагов народа» в Днепропетровске по ул. Философской №28, побывала также на каторжных работах в Германии. Всё это я честно и подробно изложила на пятнадцати страницах анкеты, которую мне дали заполнить на следующий день, сразу же после выборов.
Биография, что ни скажи – как назло!
Шок у руководства!
И что же им делать? А ничего – уже поздно! Высокие функционеры просто перестали меня замечать, избегали при встрече… Зато я отомстила им своей правдой. Главное для меня было то, что заместитель министра был доволен моей работой и мои объекты всегда получали передовое Красное знамя!
После 3 лет работы я по семейным обстоятельствам возвратилась в свой родной Днепропетровск. Здесь я прошла по конкурсу на должность ассистента Кафедры технологии строительного производства, а на следующий год стала аспиранткой Киевского инженерно-строительного института.
Это было самое прекрасное время в моей жизни. Научная работа, большая любовь, рождение моих дорогих двух любимых девочек – Люси и Лены. Трудностей также было предостаточно, но их удавалось преодолевать.
Ну, а теперь о том, как с моим участием строили и построили Киевский метрополитен. Именно в этот период сотрудники кафедры «Технология производства сборных бетонных и железобетонных конструкций» активно участвовали в работах по сооружению Киевского метрополитена. И я принялась за работу по получению экономичных высокопрочных бетонов для сооружения станционного тоннеля диаметром 6 метров из сборных железобетонных блоков вместо применяемых в практике чугунных тюбингов. Мою разработку планировалось внедрить впервые в мировой инженерной практике при сооружении станционного тоннеля станции «Политехнический институт». К этому времени уже был опыт замены дорогостоящих чугунных тюбингов железобетонными конструкциями в тоннелях проходки, но лишь диаметром 4 метра.
Моё исследование под названием «Высокопрочные бетоны для строительства Киевского метрополитена» утвердил Учёный совет института, как тему моей диссертационной работы. Конечно же, это было нелегко. Это был непростой, но очень интересный труд. Тяжелая грязная работа с песком, щебнем, цементом и добавками. Подборы составов на разных материалах, испытания, структурный анализ. Взлеты фантазии, разочарования, и иногда – отчаяние. Постоянно приходилось делать структурный анализ затвердевших образцов бетона, а это было дорогостоящее изготовление шлифов и многое-многое другое, чего не описать. Необходимо было получить абсолютно плотную структуру бетона, в составе которого был максимально плотный каменный скелет. В этой части мне помог мой муж – аспирант Кафедры теоретической механики. Мы вместе с ним вывели математически формулу расчета плотного каменного скелета в составе растворной части бетонной смеси. Ну, а затем, наконец, последовала победа!
Завод Киевского метростроя изготовил три экспериментальных кольца обделки станционного тоннеля, а это 21 железобетонный блок (в кольце 7 блоков). Для отправки этих конструкций на испытания потребовался 21 вагон. Состав был отправлен в Москву в НИИ транспортного строительства в Бабушкино, где наши блоки успешно прошли испытания, выдержав горное давление 88 т/м2. И как результат – станционный тоннель станции киевского метрополитена «Политехнический институт» по сей день в отличном состоянии.
диссертационная работаМоя диссертационная работа положила начало строительству тоннелей больших диаметров с применением железобетонных блоков вместо дорогостоящих чугунных тюбингов. После успешной защиты диссертации я прошла по конкурсу во вновь созданный Научно-исследовательский и конструкторско-технологический институт городского хозяйства Украины при Министерстве жилищно-коммунального хозяйства Украины. В этом институте я проработала более 25 лет (до выхода на пенсию в 1989 году).
Моя лаборатория неоднократно меняла свое наименование, а иногда она превращалась в отдел, так как выполняла научные работы различного профиля в зависимости от текущих потребностей жилищно-коммунального хозяйства. Мы занимались следующими направлениями: дорожно-строительные материалы и конструкции из бетона и железобетона (тротуарные и дорожные плиты, плиты для замощения трамвайного пути, поребрики и бортовые камни), расчет и строительство городских дорог и тротуаров, ремонт, эксплуатация, содержание (зимняя и летняя уборка). Из-за недостатка кондиционных сырьевых материалов для ремонта и строительства городских дорог нам приходилось разрабатывать технологические процессы с применением местных материалов и отходов промышленности (золы и шлаки ТЕС, сталеплавильные и доменные шлаки и ряд др.). Наиболее неприятным разделом нашей работы был асфальтобетон: составы и технология ремонта и строительства с его применением. Много времени и сил у нас ушло на освоение технологий ремонтных работ городских дорог с применением импортных машин «Репаверов» и «Ремиксеров», а также формовочных машин по изготовлению тротуарной плитки на итальянских станках фирмы «Lonzenoti» и ряде других. Несмотря на необходимость работы с асфальтобетоном, я всегда и всюду выступала против его применения в городских условиях на тротуарах и парковых зонах, особенно в местах, где гуляют мамы с детками. Многочисленными работами зарубежных ученных было доказано, что вредные вещества «асфальтены» и «нафтены», которые выделяются в атмосферу (особенно летом), вызывают онкологические заболевания, в первую очередь, у детей, так как их воздействие наиболее активно по высоте до 60 см.

За все годы труда в этом институте мною и с моим участием было разработано значительное количество рекомендаций, технических условий и даже созданы государственные стандарты. Я являюсь автором ряда технологий изготовления сборных изделий для строительства дорог и благоустройства городов. Под моим руководством исследованы почти все отходы предприятий горнорудной и перерабатывающей промышленности с целью использования в городском дорожном строительстве.
Все годы работы в институте я была председателем Научно-технического общества (НТО). Участие в работе НТО вызывало у меня и моих коллег профессиональную удовлетворённость, так как она значительно расширяла наши знания в области жилищно-коммунального хозяйства.
За свою интересную и далеко нелегкую работу я была отмечена рядом ведомственных наград и поощрений. А за разработку и внедрение сборных элементов в благоустройство городов я награждена правительством СССР медалью “За трудовую доблесть”.

После выхода на пенсию я около 10 лет возглавляла Научно-технический центр при НТО коммунального хозяйства Украины. Имею в общей сложности более 150 печатных и рукописных научных работ. Я радуюсь тому, что мне удалось внести посильный вклад в улучшение жизненной среды и комфортность обитания наших людей. Ведь частица моего труда есть и под землей в метро, и в электротранспорте, и в городских дорогах – их строительстве, эксплуатации и содержании, в парковых зонах и в других жизненно важных местах обитания и жизнедеятельности современного человека.

Определенный вклад я внесла также в создание Национального историко-мемориального заповедника «Быковнянские могилы». В газете «Столица» № 87 (181) от 2 ноября 1999 года опубликована моя статья «В Биківні треба створити меморіальний парк. Яким йому бути».
Как свидетель страданий и унижений нашего народа, перенесённых в эпоху сталинского и гитлеровского террора, я после обретения Украиной независимости активно включилась в работу общественных организаций, деятельность которых направлена на защиту прав и помощь людям, пострадавшим от тоталитарных режимов.
Я возглавила Дарницький осередок Київського відділення Української спілки в’язнів – жертв нацизму (УCВЖН), создала Громадську організацію «Жіночий центр «НАДІЯ».
Как член бюро, заместитель председателя УСВЖН, я с 1999 года отвечаю за международные связи союза, воспитательную, издательскую и информационную деятельность, а также и за сохранение памяти. За прошедшие годы мне удалось значительно расширить круг международного общения УСВЖН, заключив соглашения о сотрудничестве с немецкими и польскими общественными организациями. Все они направлены на установление взаимопонимания и примирения между нашими народами.
Вот перечисление некоторых договоров:
— с немецкими общественными организациями: „Kontakte — Контакты”, «Berliner Unterwelten e. V.» и Берлинским Документальным театром «Ost-arbeiter», «Акция искупления – служение делу мира» . В ноябре 2013 года я заключила договор с немецкой организацией в Штутгарте «Немецкое общество для молодежи из России» и установила действенное сотрудничество с «Всегерманским Советом ветеранов, узников гетто и концлагерей, жителей блокадного Ленинграда». Веду активную работу с обществом «Память во имя будущего», «Круг друзей в городе Мерс».
— с польскими общественными организациями: Stowarzyszeniе Polaków Poszkodowanych przez III Rzeszę и его отделениями провожу совместную работу уже более 15 лет. Я также заключила договор с государственной польской организацией Panstwowe Muzeum na Мajdanku, а, кроме того, установила деловые контакты, направленные на развитие совместной научной деятельности с Католическим университетом им. Яна Павла II в Люблине и с Ягеллонским университетом в Кракове. В конце 2015 года я заключила договор о сотрудничестве с польской международной общественной организацией: Fundacja Polsko-Niemieckie Pojednanie. В заключительной стадии находится подготовка договора с Краковским региональным отделением Stowarzyszenia Polaków Poszkodowanych przez III Rzeszę и с музеем Fabryka Schindlera.
В рамках этих договоров проходили и еще сегодня проходят встречи, семинары, лекции, групповые поездки.
За годы сотрудничества наши школьники и члены УСУЖН побывали в Германии и Польше, в местах массового уничтожения людей во время Второй мировой войны – в музеях концлагерей: Равенсбрюк, Заксенхаузен, Майданек, Варшавское гетто и др. А во время поездки, которая состоялась под лозунгом «Зажги свечи памяти» в Берлине и других городах Германии, наши люди выступали не только в школьных учреждениях, но и перед рабочей молодежью.
Моей работе всегда способствовала грантовая поддержка немецкого фонда «Память, ответственность и будущее» EVZ в рамках проектов «Диалог поколений», координатором которых в Украине является Всеукраинская благотворительная организация «Турбота про літніх в Україні» и Международный фонд «Взаєморозуміння і толерантність». Для получения грантовой поддержки мною за это время было подготовлено 6 заявок и по всем были получены гранты.
Работа, проводимая в рамках грантов, позволила нашим людям, которые выступают на уроках мужества в школах, лицеях, специализированных учебных заведениях, ВУЗ-ах и других молодежных организациях, почувствовать внимание и интерес к их личностям и жизненному наследию со стороны молодежи. Во время встреч мы проводим интересные диспуты с участием детей-переселенцев из временно оккупированных территорий на тему: «Дети двух войн». Привлекаем молодежь к участию в конкурсах ученических научных работ, детского рисунка, к созданию театральных постановок. С моим непосредственным участием и на основе материалов биографий бывших малолетних узников нацизма, вошедших в первую книгу «Пам’ять заради майбутнього», были созданы спектакли немецкого документального театра OST – Arbeiter: «Балерина за колючей проволокой» и «Остарбайтер», а художественный театр Київського Палацу дітей та юнацтва поставил спектакль «Жайвір для Оленки». Эти спектакли с успехом прошли в Германии и в Киеве.
Меня всегда радовало то, что совместное участие людей старшего поколения и молодежи в программе «Диалог поколений» благотворно влияет на обе стороны, делает их жизнь более яркой и интересной. Ведь это культурные мероприятия, путешествия, экскурсии, тематические встречи, позволяющие глубже познать историю и современность, протянуть друг другу руку помощи и взаимопонимания. Благодаря многолетнему активному сотрудничеству с немецкой организацией «Акция искупления – служение делу мира» волонтеры из этой организации долгие годы работают в Киеве в «Международном реабилитационном центре», который проводит диагностику и оказывает консультативную медицинскую помощь всем членам нашего Союза.
По моей инициативе и при поддержке председателя УСУЖН Маркияна Дмитриевича Демидова создан трёхтомник воспоминаний «Пам’ять заради майбутнього»; фольклорное издание стихов «Відгомін страждань і поневірянь в пам’яті рабів Ш Рейху» и «Літопис Української спілки в’язнів – жертв нациму». Для этих книг мне удалось собрать воспоминания членов Союза пострадавших от нацизма, а также материалы об истории становления и деятельности УСВЖН. В этих книгах опубликовано до 1000 воспоминаний, в них содержатся тысячи отсканированных мною фотографий членов нашего Союза. Все эти книги очень одобрительно приняты не только в Украине, но и за ее пределами, а в Словении в замке Райхенбург в «Европейском музее жертв фашизма и нацизма 1920 — 1945 годов» они на центральном месте.
По моей инициативе также был создан сайт www.ost-arbeiter.com. На этом сайте есть ссылки на наши книги в электронном виде: «Пишемо історію разом. Діти Другої світової — нинішній молоді» и «Мій трудовий внесок у відбудову своєї країни».
Вся моя издательская, информационная деятельность и работа по сохранению памяти никогда бы не состоялась и не была бы представлена как достижение деятельности Украинского союза узников – жертв нацизма, если бы не бескорыстная, неутомимая помощь мужа моей дочери Андрея Сергеева – журналиста, фото и телеоператора, а также всех без исключения членов моей семьи.

Являясь членом Международного Комитета Европейского конгресса изгнанников и беженцев — жертв фашизма и нацизма в 1920-1945 годах, Киевского общества политзаключенных и жертв репрессий, послом мира Федерации всемирного мира, я активно участвую в деятельности этих организаций.
Мой интеллектуальный вклад не только в работе с молодежью, книгах, сайте, но и в десятках докладов, что звучали на встречах и конференциях не только в своей стране, но и за рубежом. Мой труд, в значительной мере, содержится в отчетах о деятельности Союза, отчетах о поездках и командировках; в поздравлениях высокопоставленных лиц, коллег и членов нашего Союза со знаменательными датами и праздниками; в сотнях писем с просьбами и благодарностями мэрам городов, правительству и президентам нашей страны, а также письмах зарубежным деятелям.

Я рада и горжусь тем, что разработанный мною еще в 2007 году проект концепции создания «Европейского объединения общественных организаций жертв нацизма» был использован в уставных документах при создании Международного Европейского комитета жертв фашизма и нацизма в 1920-1945 годах.
Всю эту работу я провожу и сегодня, несмотря на свой почтенный возраст и соответствующее состояние здоровья — ведь мне уже исполнилось 86 лет.

Хочу отметить, что моя общественная деятельность состоялась благодаря поддержке моих идей и начинаний председателем Украинского союза узников – жертв нацизма Маркияном Дмитриевичем Демидовым и руководителями областных, городских и районных организаций Союза с участием активных членов нашей организации.
Я благодарна нашему правительству и общественным организациям других стран за высокую оценку моей деятельности.
За свою трудовую, научную и общественную деятельность я награждена:
— правительством СССР в 1971 году Медалью «За трудовую доблесть»;
— президентами и правительствами Украины: в 2001 году — орденом “За заслуги” III степени; в 2007 году — «Знаком пошани» від КМДА; в 2012 году — Почесною Грамотою Кабінету Міністрів України; орденами «Княгині Ольги» III II і I ступенів в 2005, 2009 и 2016 роках; многими правительственными медалями и ведомственными грамотами (с том числе зарубежными)..
Институт национальной памяти Польши (Instytut Pamięci Narodowej (IPN)) 10.11.2016 присвоил мне почетное звание «Свидетель истории» („Świadek Historii”), а 11.11.2016 года на приеме по случаю национального праздника – Дня Независимости Польши – президент Анджей Дуда лично поздравил меня с получением этой высокой награды. В 2010 году я также была награждена правительством Польши почетной медалью «Zasłużony dla kultury Polskiej», а еще в предыдущие годы различными грамотами польских общественных организаций.

У меня прекрасная семья. Мой муж, специалист в области теоретической механики, занимался научной работой, опубликовал немало научных статей, работал в институтах АН УССР и в научно-исследовательских лабораториях, преподавал в высших и средних учебных заведениях.


У нас две дочери: Людмила – журналист, член Национального союза журналистов Украины, лауреат конкурса «Золотая фортуна», была ведущей программ на Украинском радио, работала в прессе, занимается также переводческой деятельностью. Она закончила аспирантуру в Европейском Коллегиуме Польских и Украинских Университетов. Елена – архитектор-дизайнер, закончила аспирантуру при НИИ градостроительства. В настоящее время успешно занимается дизайном интерьеров. Мой зять Андрей — специалист в области фото, кино — и телесъёмки, журналист, профессионально работает в области компьютерного проектирования, является разработчиком компьютерного дизайна интерьеров и полиграфических изданий.

Но мою семью постигла страшная трагедия – 7 марта 2015 года в Германии в в клинике г. Штутгарт после тяжелейшего заболевания ушел из жизни мой единственный внук Саша: ему было всего 22 года.
Судьба готовила Саше прекрасное будущее: он учился в художественной студии при Доме художников Украины, закончил второй курс архитектурного факультета Национального университета строительства и архитектуры и, даже находясь в состоянии болезни, поступил и окончил подготовительное отделение Штутгартского университета.

Мой внук всегда со мной и так будет до конца моих дней.